РУССКАЯ АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ, ИНСТИТУТ «РУССКАЯ АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА»

Конференция Следы сновидения:  сновидческое в философии, психологии, искусстве

13-14 декабря 2007 г.



ОТЧЕТ О КОНФЕРЕНЦИИ (НЛО №92) >>>



ПРОГРАММА

13 декабря, четверг

10.00-10.30 – регистрация участников и открытие конференции

 

Утреннее заседание (10.30-12.30)

Председатель – И.А. Протопопова

1. А.В. Чернецов (Москва, ФИИ РГГУ, проф. каф. музеологии, д.и.н.). К изучению истоков восточнославянской снотолковательной традиции.

2. Е.В. Пчелов (Москва, РГГУ, РАШ, к.и.н.). Эмблематика сна и бодрствования в русской культуре.

3. Т.Ф. Теперик (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, доц. каф. классической филологии, к.филол.н.). Поэтика сновидений в античном эпосе: эротический аспект.

4. В.Ю. Михайлин (Саратовский гос. ун-т им. Н.Г. Чернышевского, доц. каф. зарубеж. лит-ры и журналистики, д.филос.н.). Falsa insomnia: Эней и ворота из слоновой кости.

5. А.В. Марков (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, Институт мировой культуры, вед.науч.сотр.). Смысловые границы сновидения в патериковых историях.

6. А.С. Иванова (Москва, РГГУ, аспирант философского ф-та). «Пророческий сон» и «пророческое видение» в «Путеводителе растерянных» Моисея Маймонида.

Дневное заседание (13.00-15.00)

ПредседательВ. Ю. Михайлин

1. Т. Смородинская (Миддлбери Колледж, Вермонт, США, проф. русского языка и литературы). Сны, видения и кошмары К.К. Случевского.

2. Е.А. Галёна (Харьковский нац. ун-т им. В.Н. Каразина, аспирант). Сон и творческий метод Достоевского.

3. О.В. Федунина (Москва, ИФИ РГГУ, доц. учебно-научного Центра глобалистики и компаративистики, к.филол.н.). Сон и видение в художественной системе («Клара Милич» И.С. Тургенева).

4. Н.Г. Полтавцева (Москва, РГГУ, РАШ, к.филол.н.). Функция сновидений в прозе Гайто Газданова: на рубеже модернизма и постмодерна.

5. О.В. Тимофеева (Москва, «Новое литературное обозрение», редактор, к.филос.н). «Фальшивый сон»: структура эротической прозы Ж. Батая.

6. О.Ю. Казмирчук (Москва, МПГУ, к.филол.н.). Функционирование мотива сна в песне А. Галича «Засыпая и просыпаясь».

 

Вечернее заседание (15.45-17.30)

Председатель – Е.В. Пчелов

 

1. А.Б. Кривенко (Москва, Институт славяноведения РАН, к.филол.н.). Ночные сновидения проскопического характера в творчестве Гомера, Шекспира, Блейка, Пушкина, Бирса.

2. Р.Р. Назаров (Ташкент, Институт истории АН РУз, ст.науч.сотр. Отдела этнологии, к.филос.н.). Роль и значение сна в тюркской мифологии.

3. М.Ю. Страхов (Москва, чл.-корр. Европейской школы психоанализа, психоаналитик). Сновидение и другой.

4. Д.Г. Трунов (Пермский гос. ун-т, доц. каф. общей и клинической психологии, психотерапевт, к.филос.н.). Символический и метафорический подходы к сновидениям.

5. А.М. Лисеная (Харьковский нац. ун-т им. В.Н. Каразина, преподаватель, психотерапевт). Работа со сновидениями в психотерапевтической практике.

 

17.45 – мастер-класс (5-й корп., ауд. 103, помещение Института РАШ)

 

14 декабря, пятница

 

Утреннее заседание (10.30-12.30)
Председатель –
Н.Г. Полтавцева

1. А. Смит (Эдинбургский ун-т, Великобритания). Роль сновидений в саморепрезентации и создании коммуникативных ситуаций в поэзии Цветаевой и Парнок в свете идей Сабины Шпильрейн.

2. Л.С. Гоц (Харьковская гос. академия культуры, фак-т культурологии, III курс). Рынок сновидений в культуре постмодерна.

3. А.С. Нилогов (Москва, автор проекта «Современная русская философия»). Сплю, следовательно, существую (о языке сновидений и антиязыке).

4. А.П. Липатова (Ульяновский гос. пед. ун-т им. И.Н. Ульянова, аспирант каф. лит-ры). Формы текста рассказов о снах: «свидетельские показания» и мемораты.

5. С.Н. Ивашкин, С.В. Панов (Москва, Российский институт культурологии). Спектрография сна и время почерка (к грамматологии культуры).

6. Л.В. Стародубцева (Харьковская гос. академия культуры, д.филос.н.). Следы мерцающих завес: образ сновидческого покрова в искусстве прерафаэлитов.

 

Дневное заседание (13.00-15.00)

Председатель – А.И. Сосланд

1. Р.Ф. Теперик (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, фак-т психологии, каф. клинической психологии, к.психол.н.). Сновидение как отражение бессознательных конфликтов при психосоматических заболеваниях.

2. Г.Г. Ершова (Москва, РГГУ, директор Мезоамериканского центра им. Ю.В.Кнорозова, проф., д.и.н.). Сновидение как  форма поиска решения поставленных проблем (на материалах традиционных культур и  творчества).

3. Е.Е. Семенков, М.В. Рабжаева (Санкт-Петербург, СПбГУ, фак-т социологии). «Сон» Г.С.Сковороды как экзистенция творческой фрустрации.

4. Л.С. Драгунская (Москва, РГГУ, Институт психологии им. Л.С.Выготского, доц. каф. психологии  личности). Сновидность как переживание и стиль: психология и текстология социальных сломов.

5. А.И. Сосланд (Москва, РГГУ, РАШ). Сублимация по направлению к трансу.

 

Вечернее заседание (15.45-17.45)
Председатель – О.В. Аронсон

1. В.А. Подорога (Москва, Институт философии РАН, зав. сектором аналитической антропологии, д.филос.н.). Кодекс сновидца.

2. И.А. Протопопова (Москва, РГГУ, РАШ). Сновидение и «хора»: Платон и Деррида.

3. В.Н. Боровенский (Харьков, нац. ун-т им. Каразина, философский фак-т, IV курс.). Визуальное. Сознание. Сон.

4.  Н.В. Смолянская (Москва, ФИИ РГГУ). Можно ли придать форму сну: “глаз-камера” в фильмах Ганса Рихтера и “глаз-персонаж” в инсталляциях Тони Урслера.  

5. И.А. Бескова (Москва, Институт философии РАН, вед.науч.сотр. сектора эволюционной эпистемологии, д.филос.н.). Судьба человека и сновидческая реальность.

6. А.А. Пензин (Москва, Институт философии РАН, сектор аналитической антропологии, к.филос.н.). «Спящая красавица»: политическая теология волшебной сказки.

 
18.00 – закрытие конференции


 

Аудиозаписи докладов

В.Ю. Михайлин. Falsa insomnia: Эней и ворота из слоновой кости.  Доклад на конференции "Следы сновидения: сновидческое в философии, психологии, искусстве" 13 декабря 2007 года.

Стихи, завершающие шестую книгу «Энеиды» (VI, 893-99) традиционно являются едва ли не самыми обсуждаемыми в литературе, посвященной Вергилию. Энея и Сивиллу, только что совершивших экскурсию по царству мертвых, Анхиз подводит к паре ворот, которые открыты из царства грез в царство яви, и через которые в мир живых из мира мертвых уходят сны: правдивые сны через роговые врата, ложные – через врата из слоновой кости. Гомер, у которого впервые встречается этот образ, оказавший затем мощнейшее формирующее воздействие на последующую европейскую  традицию, никак не связывает его с царством мертвых: у него речь идет исключительно о сновидениях. Вергилий, в очередной раз перетрактовав греческую традицию, не просто соединяет сон и смерть, но и помещает образ двойных врат в ключевую со структурной и семантической точек зрения позицию в тексте.  Почему автор ставит под вопрос вполне внятный пафос предшествующих ста с лишним стихов, в которых перед Энеем проходит череда его будущих потомков, составивших славу римского народа – особенно если учесть тот специфический «заказ» по легитимации властных стратегий, который выполнял в данном случае Вергилий? В докладе предложена новая интерпретация образа «двойных врат сна»

Слушать >>>

 .

Т.Ф. Теперик (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, доц. каф. классической филологии, к.филол.н.). Поэтика сновидений в античном эпосе: эротический аспект.  Доклад на конференции "Следы сновидения: сновидческое в философии, психологии, искусстве" 13 декабря 2007 года.

Онейротопика танатоса, божественного и эроса – три основных аспекта эпических сновидений античности. Эротическая семантика является одним из главных компонентов снов античного эпоса, и её анализ исключительно важен. Наличие или отсутствие эротического мотива в снах прежде всего определено проблематикой произведения: его нет ни в одном из сновидений «Илиады», посвящённой войне, но он есть в остальных эпических поэмах. В «Одиссее» это два сна Пенелопы, в «Аргонавтике» сны Медеи и Эвфема, в «Энеиде» - Дидоны и Энея. В поэме, ориентированной на описание военных действий, «Фарсалии», количество таких снов вновь сведено к минимуму. Первая разновидность эротического мотива - сны, в которых герои видят своих возлюбленных ( Пенелопа - Одиссея, Медея - Ясона, Дидона-Энея). Вторая – сны, где представлен не только эротический, но и божественный компонент ( сны Пенелопы, Эвфема, Энея). Третья – где эротический мотив тесно переплетен с мотивом смерти, ( например, о любви к Помпею говорит его умершая жена). Закономерен вопрос: какие из этих сновидений более всего нуждаются в интерпретации: сны первого, второго, или третьего типа? Анализ соответствия содержания снов их смыслу приводит к выводу о том, что наиболее ясными и понятными являются эротические сны с божественным компонентом, т.е сны второго типа. За ними следует та модификация эротического мотива, где содержатся образы, прямо или косвенно связанные с танатологической проблематикой, т.е. сны третьего типа. Наконец, наименее понятными снами являются те, где онейротопика Эроса представлена в наиболее «чистом» виде, т.е. сны первого типа. Это связано с тем, что по мере эволюции эпических жанров от Гомера к Лукану эротическая семантика снов усложняется. И усложнение это связано не столько с использованием более сложных образов сновидения, или с увеличением их количества, сколько с переплетением мотивов. Если эротический мотив в его первом варианте (явление возлюбленных в сновидениях ) во всех поэмах является достаточно однородным, то во втором и третьем ( эрос и боги, эрос и смерть) наблюдается всё больше разнообразия, всё больше изменений, связанных как с типологией описания сновидения, так и с его содержанием, как с его смыслом, так и с функцией. Объясняется этот факт в первую очередь авторской концепцией, мировоззрением эпохи, или же сюжетом произведения? На наш взгляд, наибольшее значение в изменении семантики эпических сновидений имеет постепенное развитие реалистических тенденций, и, как следствие - усиление психологизма. Психологическое содержание снов по мере развития античного эпоса становится всё более сложным, что в первую очередь касается снов с эротическим содержанием.
Слушать >>>