РУССКАЯ АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » разное » разное » Педагогика и психология в современной культуре. (Психокоррекция и элемент «make».)
Педагогика и психология в современной культуре.
eheuekfДата: Четверг, 10.04.2008, 14:31 | Сообщение # 1
Сержант
Группа: Модераторы
Сообщений: 28
Репутация: 1
Статус: Offline

Психокоррекция и элемент «make».

Слушая курс «Психоанализ и психотерапия в истории культуры. (В рамках модуля: «История и методология историко-культурных исследований»), читаемый Александром Иосифовичем Сосландом, я нахожу некоторые черты сходства современных психопрактик и своей педагогической деятельности в прошлом. Они схожи по форме и по содержанию. По форме их схожесть заключается в дифференциация групп и индивидов по:
1. Половому признаку, т.е.: мужская, женская и смешанная группа. (А применительно к индивиду, если работа приобретает формы персонального подхода, соответственно: мужчина – женщина). И -
2. По возрастной дифференциации, где главное деление происходит между тремя группами (или индивидами).
Это:
А. до полового созревания,
Б. находящаяся в активной фазе, в этом смысле, и группа
С. утрачивающая эту активность.
3. Последнее, деление происходит по клиническому состоянию.

Мне приходилось работать с тремя состояниями: олигофрения, задержка психического развития и «норма».
Термин «норма», я неслучайно выделил кавычками, потому что именно в этой категории находится основное поле деятельности различных психопрактик. Считается, что человек, принадлежащий категории «норма», обретает некую патологию и в связи с этим нуждается в психокоррекции «душевного» состояния через психоаналитические, либо психотерапевтические методы.
Педагогика же занимается профилактикой этих состояний, в связи с чем психокоррекция «нормы» должна происходить на протяжении всей жизни, как чистка зубов или содержание в чистоте тела. Но, скажем сразу, таких счастливцев, у которых есть пожизненный педагог корректор, какового искал когда-то, например Ф. Ницше по образцу Шопенгауэра, встретить проблематично в связи с естественными причинами. И тут, в помощь «пациенту», педагогика предлагает, в качестве профилактики, методы самовоспитания. Зажечь искру самовоспитания и является главной задачей педагога. От этого положения отталкивался я в своей практической деятельности.
Процесс воспитания с этой позиции полностью идентичен процессу обучения. - Если после расставания учителя с обучаемым, воспитуемым или «пациентом», он, «пациент» продолжает изменяться в направлении, в котором он изменялся в контакте с корректором, педагогический, или если мне позволят так выразиться, психопрактический эффект достигнут.
Таким образом, дифференцировав свою практику по форме, я перехожу к её дифференциации по содержанию.
Но прежде, чем это осуществить, мне придётся описать некоторые симптомы подопечных, с которыми я сталкивался, обучая, например, воспитанников детского дома №2 г. Москвы, культуре оптимизации потенциальных возможностей опорно-двигательного аппарата и систем организма в целом, с целью развития его функциональности и поиска компенсаций, обозначенных выше патологически ущербных состояний. Не последним и важным в этом деле имел место элемент популярного ознакомления обучаемых с теорией психофизических практик древних культур связанных с воспитанием и самовоспитанием.
Так вот, некоторые симптомы некоторых моих подопечных необходимо описать для того, что бы стало ясно, что большинство людей (не только детей), в той или иной степени, являются потенциальными пациентами психоаналитика. И работа учителя отличается от вышеозначенной лишь процессом обучения. Но он же, этот процесс и будет непосредственным инструментом некоторых приёмов психокоррекции. Каким образом это происходит, я опишу ниже.
И так: симптомы.
Сергей, четырнадцать лет, «Норма», активен. На занятиях, перед учителем, старается помочь товарищу, проявить «джентльменскую» позицию в отношении девочек (уступить место и т.д.). Пытается не касаться их в процессе выполнения физических упражнений. Вежлив. Хорошо сложен. Не имеет «задушевных» дружеских отношений с другими. Находится в постоянном поиске почитателей своего, так называемого, «Эго». Вне поля зрения педагога делает попытки физического насилия над детьми женского пола с применением садизмических элементов - щипки, разрывы кожи прилегающей к местам известных органов тела. Предпринимает попытки запугать выбранную жертву.
Максим, 13 лет. Молчалив, замкнут, не улыбается, не старается понравиться, низкого роста. Задания выполняет пассивно. Не любит, когда к нему обращаются. Любит слушать то, что говорят не ему. Испытывает наслаждение от диверсий. Например: намертво забить тряпками унитазы этажа, поджечь кровать, кинуть в общий кисель дохлую мышь и ни в чём не признаваться.
Марина, 13 лет. Лидирует в небольшой группе «товарок». Если она приходит на занятие, приходит вся данная группа, если нет, то соответственно, не смеет придти никто. Расправа, сами понимаете, не замедлит случиться. Занимается организацией изведения «неугодных» (слабых) педагогов.
Например, старая женщина - суточник приходит к ним в группу на суточное дежурство и
прямо с порога слышит: «Что, опять пожрать пришла? - Дома не кормят?» - имеются в виду совместные с детьми полдники и обеды.
Если педагог из-за такого переживает, то ярость и презрение к нему только усиливаются, пассы в отношении него становятся изощрённее.
Состояния сосредоточенности чередуются у Марины с состояниями растерянности, «отключённости». Любит животных. Диагноз: задержка психического развития.
Стёпа, 10 лет. Проницателен, быстро ориентируется в отношениях между взрослыми. Если при нём один взрослый упрекнёт другого в педагогической некорректности, Стёпа тут же пожалуется первому на второго, подтверждая жалобой самые его худшие предположения.
Часто сбегает. Его возвращают - опять сбегает.
Ночью, когда все уснут, имеет склонность ускользнуть с территории расположения на улицу и, заливаясь слезами, пронзительно звать на помощь жителей близлежащих домов, сообщая, что его насилуют и избивают. Легко представить в каком положении оказывается при этом дремлющая пожилая суточница - педагог. - Искренности возбуждённого состояния ребёнка «общественность» не поверить не может.
Диагноз: задержка психического развития.
Евгений, 14 лет. Покладистый, исполнительный, трудолюбивый. Лицо с небольшим дефектом. Добр, когда не находится в состоянии агрессии. В драке проявляет чрезвычайную жестокость. Если его не оттащить, - не имеет страха: просто убивает врага.
Лена, 13 лет. С третьего класса, потеряв семью, отказывается отвечать в школе по предметам. Не делает заданий, не отвечает на предметные вопросы учителей. В остальном покладистая, добрая, не агрессивная. В связи с отношением к процессу обучения получила в детстве диагноз: задержка психического развития.
Марина, 11 лет. Учится хорошо, старательная, неглупая, грузная. Патологически стыдиться говорить. Буквально выдавливает из себя каждое слово.
Игорь, 13 лет. Переросток. Ходит на занятия не регулярно. Непременно пытается их сорвать, барабаня с наружи по двери гимнастического зала в ходе занятия. Неприемлет ни какого подхода, кроме как индивидуального. Вместе с кем угодно готов делать что угодно: строить, убирать, готовить, насиловать, избивать, помогать, заниматься диверсиями и даже тренироваться, но только без каких - либо других, «равноправно - назначенных» членов группы. Диагноз…
Если среди вышеперечисленного Вы не обнаружили ничего из области психотерапевтической симптоматики, то моя педагогическая деятельность, видимо, никак не связанна с психокоррекциией.
Однако всеми этими проблемами мне приходилось заниматься. Не то чтобы в детском доме небыло штатного психолога, он был. Но главный аспект, умалявший результаты его работы заключался, на мой взгляд, в том, что он не имел с детьми общей, конкретной, любой физической деятельности. В этом, вообще, очевидный минус современной терапии.
Другой мой подопечный, например, так называемый, «олигарх» Дима имел патологическую зависимость от процесса самоутверждения, связанного с недооценкой себя, как лидера. Он был вторым человеком в крупной компании. Это выражалось не только в коллекционировании им машин типа «Bentley», на которых он конечно почти никогда не ездил, но и в сидении каждую ночь напролёт в клубах «массового» посещения (очень хотелось написать: «потребления»), типа «Парижской жизни». Там, толпы любителей халявной кружки пива, до шести утра готовы были лить ему в уши своё восхищение его добротой, щедростью и величием. Всё это время за воротами парка «Эрмитаж» Диму ждал полный эскорт из всех доступных «Фольксвагенов» компании. Многие из кабацких друзей, с лёгкой руки Димы, оказались его сотрудниками на придуманных должностях. Он желал ощущать рабское пресмыкание и в собственном офисе. Ведь не каждый, уверенный в себе, действительно, специалист, будет лебезить перед нанимателем. Ища высокой оценки «общественности», Дима привлёк к своей деятельности и внимание некоторых, опять же, широко известных органов. Началась «беготня» от «интереса». Всё это разваливало компанию, как карточный домик. Дима перестал спать. Только пил и ел таблетки, периодически выпадая на недельное лечение, в котором, я полагаю, присутствовала и психотерапия. При всём при этом ещё надо было что-то делать на работе...
Его жена и дочь шли по аналогичному пути самоутверждения, только им работать было не надо. Разумеется, идея семьи стала для всех формальностью, так как каждый уже жил в своей собственной квартире. В качестве семьи остались лишь верные дармоеды, настойчиво ожидающие очередного приглашения в баню или на ужин.
Последним «мазком» данной патологии, надо сказать, был тот факт, что, окармливая и опаивая толпы молодых разукрашенных, и не обязательно дорогих, дам, на зависть целому штату водителей, он чрезвычайно редко вёз их, как говориться, «к себе», что молодому, бедному студенту, например, могло бы сказать очень о многом.
Как не лечи такого человека, вера в серьёзность власти денег, многократно подкреплённая различными внешними факторами не позволила бы ему найти выход из «цейтнота» через, просто, слово психолога.
Ему нужна была, так называемая, трудотерапия, ни как не связанная с зарабатыванием денег и осуществляемая своими руками. Это может быть макраме, у-шу, садоводчество, дачное строительство, экибано и т.д. И этим надо было бы заниматься столько, и до тех пор, пока сам не почувствуешь себя богом. Ибо, ощутив себя создателем, такой мелочи, как, скажем, садовый столик или рельеф собственного тела, ты оказываешься в числе уже совсем не многих избранных, способных на это. Мнение окружающих, для пациента в этом случае и таким образом, уходит на второй план. Соответственно, повышается самооценка. Но, на первых порах, конечно, нужен наставник, который убедит тебя, что то, что ты делаешь и важно, и нужно, и первостепенно!
Однако, имеется первое условие, при котором возможно излечение: признание больным факта болезни. И, второе условие: желание этот факт изжить. Ни первого, ни второго Дима не осуществил. По этому мне пришлось с ним расстаться.
Закономерен вопрос, а где же первое лицо компании? Почему оно не оказалось в состоянии предотвратить крушение общего дела. Ответ на него прост: эффект улитки. Чем страшнее становиться, тем глубже она прячется внутрь - в глубь себя. До тех пор, пока она уже совсем не видит куда ползти и главное - как? А страх увеличивается с ростом всего того многого, что ты можешь потерять. - Это то, что есть у тебя, но чего нету у других, которые каждый день штурмуют твоё, что бы забрать его у тебя. Здесь мы встречаемся с иной формой патологии.
Из зоны доверия при этой форме выпадают все: от члена семьи до случайного продавца в магазине.
Каждое недополучение двухпроцентной скидки по причине забытой дома скидочной карточки, является поводом похолодания кончиков пальцев рук и стрессового состояния. Причём речь при покупке идёт о паре баночек маринованных огурцов.
Выбираем диск с видеофильмом в магазине. Узнаём от продавца, что с пяти дисков скидка по десять рублей с каждого. - Начинаем набирать пять дисков. - Пятый не набирается. - Начинаем нервничать. - Ну, может быть, ещё что-то есть? - Нет. - Всё остальное когда-то просмотрено. - Как быть? - Всё-таки покупаем не очень нужный пятый диск, что бы с каждого была скидка! Ну что тут сказать? - Я рассказываю о человеке, чья компания за одну трёхдневную операцию была способна заработать несколько десятков миллионов, - отгадайте чего? Сей мой подопечный, был чрезвычайно интересным типом пациента. Однако он достоин стать фигурой отдельной работы.
Персонажи, заслуживающие и анализа и терапии, встречались мне с поразительной частотой. К примеру «альфонс», похожий на «певца» Филиппа, приобретённый в качестве мужа хозяйкой трёх «высокоудойных» ресторанов, до этого работал осветителем в театре. После этой своей удачной партии он оказался актёром преимущественно первых ролей. Не берусь судить о его таланте, а только, через короткое время, театр для него потерял смысл, видимо. Потому, что он с ним расстался. Мы знаем, что работа актёра колоссальный труд. Но какой в ней смысл, если, вот они, уже есть плоды: женщины, машины, власть, внимание желающих стать друзьями, «свободные художники» ищущие подмять спонсора, мир психостимуляторов, но главное: власть!
С каким чувством превосходства и гордости, инструктировал он собрание персонала ресторана о том, как следует правильно работать его подразделениям! Непременно он указывал на то, что все внимающие работники уже люди «законченные». И большим, чем они есть, они уже никогда не станут. Это их «потолок». - «Потолок» маленьких людишек, добывающих еду своими руками и ногами... Поэтому не надо «изобретать велосипед», а надо только выполнять команды. Так как жизнь уже расставила всех по своим местам, согласно достоинству каждого!
Всегда, конечно, непросто разобраться, в какой момент и как душевное состояние человека покидает рамки относительной «нормы», и главное, каким образом с этим работать?.. Но в данном случае, в речи к персоналу, у пациента присутствовал ярко выраженный диалог с самим собой, переживание некоего своего состояния, связанного с собственным статусом. Ибо персонал молчал, и никто ненамерен был откровенно разговаривать с этим молодым человеком.
Через каких - нибудь пару лет, личный водитель его жены, найдёт его мертвецки пьяным в их загородном доме, а в ванной будет покоиться бездыханное тело, зарезанной им собственноручно, его несчастной супруги, так, по-женски просто, решившей обрести как-то раз семейное счастье.
Правда, после этого, наш осветитель стал наследником крупного состояния, но, вместе с тем, и разменной картой соответствующих органов, которые, тут же наложили свой «интерес» на, - отгадайте что?..
Но к моему анализу сие уже не имеет никакого отношения.
Теперь вернёмся к содержанию методов психокоррекции.
Раз уж я упомянул слово психокоррекция, то следует немного расшифровать и уточнить этот термин.
У большинства людей оно ассоциируется с жестким воздействием терапевта на психику пациента - гипноза или иных изощренных психологических методов подавления сознания.
При всем уважении к этим методикам, в своей работе я практически не применял подобных способов воздействия на человека, это оказывалось ни к чему. Дело в том, что используемый мной элемент подразумевает психокоррекцию основанную на естественном для любого человека (и всего живого) принципе прямой и обратной связи. В комплексе с физической практикой по моделированию двигательной культуры собственного тела, которая каким-то образом замещает роль гипнотического подавителя, элемент даёт положительные результаты. Называется он: общая совместная деятельность с пациентом в какой-либо физической сфере с применением правила «make» - «своими руками».
Что бы это коротко аннотировать, возвращусь к теме «ЗПР».
Задержка психического развития, по классификации В.В.Лебединского (1985) является одной из форм дизонтогенеза (Дизонтогенез (диз + греч. on - сущее, существо, genesis - происхождение) - нарушение психического развития), наряду с другими вариантами такими как, недоразвитие, поврежденное развитие, дефицитарное развитие, искаженное развитие, дисгармоничное развитие.
Понятие «задержка психического развития» является психолого-педагогическим и характеризует, прежде всего, отставание в развитии психической деятельности ребенка. Причины такого отставания можно разбить на 2 группы: медико-биологические и социально-психологические.
Основной биологической причиной, по мнению большинства исследователей (Т. А. Власова, И. Ф. Марковская, М. Н. Фишман и др.), являются слабовыраженные (минимальные) органические поражения головного мозга, которые могут быть врожденными и возникать в пренатальном (особенно при токсикозах в первой половине беременности), перинатальном (родовые травмы, асфиксия плода), а также постнатальном периоде жизни ребенка. В некоторых случаях может наблюдаться и генетически обусловленная недостаточность центральной нервной системы. Интоксикации, инфекции, обменно-трофические расстройства, травмы и т. п. ведут к негрубым нарушениям темпа развития мозговых механизмов или вызывают легкие церебральные органические повреждения. Вследствие этих нарушений у детей в продолжение довольно длительного периода наблюдается функциональная незрелость центральной нервной системы, что, в свою очередь, проявляется в слабости процессов торможения и возбуждения, затруднениях в образовании сложных условных связей. Для детей этой группы характерна значительная неоднородность нарушенных и сохранных звеньев психической деятельности, а также ярко выраженная неравномерность формирования разных сторон психической деятельности.
Круг социально-психологических факторов, прямо или косвенно влияющих на задержку психического развития ребенка, широк. К ним относятся следующие: ранняя депривация, неприятие ребенка, алкоголизм и наркомания родителей, неблагоприятная экология, а также различные варианты неправильного воспитания, фактор неполной семьи, низкий образовательный уровень родителей. Неблагоприятные социальные факторы усугубляют отставание в развитии, но не представляют единственную или главную причину ЗПР.
Как уже было отмечено, под термином «задержка развития» понимаются синдромы временного отставания развития психики в целом или отдельных ее функций (моторных, сенсорных, речевых, эмоционально-волевых).
М.С.Певзнер и Т.А.Власова (1984) выделили 2 основные формы ЗПР:
- обусловленная психическими и психофизическими инфантилизмами (неосложненным и осложненным недоразвитием познавательной деятельности и речи, где основное место занимает недоразвитие эмоционально-волевой сферы);
- возникающая на ранних этапах жизни ребенка, обусловленная длительными астеническими и церебрастеническими состояниями.
В целом же ЗПР проявляется в нескольких основных клинико-психологических формах: конституционального происхождения, соматогенного происхождения, психогенного происхождения и церебрально-органического генеза. Каждой из этих форм присущи свои особенности, динамика, прогноз в развитии ребенка. Остановимся более подробно на каждой из этих форм.
К ЗПР конституционального происхождения относят: истинный инфантилизм; гармонический или психофизический инфантилизм; психический инфантилизм. При данной форме отмечается такая структура личности, при которой эмоционально-волевая сфера находится как бы на ранней ступени развития. Преобладает эмоциональная мотивация поведения, повышенный фон настроения, незрелость личности в целом, легкая внушаемость, непроизвольность всех психических функций. При переходе к школьному возрасту сохраняется большая значимость для детей игровых интересов. Чем необходимо воспользоваться в процессе психокоррекции. Черты эмоционально-волевой незрелости часто сочетаются с инфантильным типом телосложения. Ребенок по своему психическому и физическому облику соответствует более раннему этапу возрастного развития. Как правило, причиной такого состояния являются факторы генетического характера. Нередко возникновение этой формы ЗПР может быть связано с негрубыми обменно-трофическими расстройствами. Детям с этой формой ЗПР практически не нужна специальная помощь, поскольку со временем отставание сглаживается. Однако обучение в школе с 6-летнего возраста для них нерационально.
При благоприятной микросреде прогноз благоприятный - основные черты инфантилизма корректируются.

ЗПР соматогенного происхождения с явлениями стойкой соматической астении и соматической инфантилизацией возникает вследствие длительной соматической недостаточности различного генеза (хронические инфекции, аллергические состояния, врожденные и приобретенные пороки внутренних органов и др.). В возникновении ЗПР у этой группы детей большая роль принадлежит стойкой астении, снижающей не только общий, но и психический тонус. Большое значение имеют социальные факторы, приводящие к появлению различных невротических наслоений (неуверенность, боязливость, капризность, ощущение физической неполноценности). Усугубляет состояние ребенка режим ограничений и запретов, в котором он постоянно находится.
ЗПР психогенного происхождения связана с неблагоприятными условиями воспитания:
1) асоциальная семья,
2) воспитание по типу гиперопеки или гипоопеки. Неблагоприятные социальные условия, долго воздействующие и оказывающие травмирующее влияние на психику ребенка, способствуют возникновению стойких отклонений в его нервно-психической сфере. Эту форму ЗПР надо уметь отличать от педагогической запущенности, проявляющейся, прежде всего в ограниченных знаниях и умениях ребенка вследствие недостатка интеллектуальной информации. Данная форма ЗПР наблюдается при аномальном развитии личности по типу психической неустойчивости, обусловленном явлениями гипоопеки и гиперопеки. У ребенка в условиях безнадзорности (гипоопеки) не формируется произвольное поведение, не стимулируется развитие познавательной активности, не формируются познавательные интересы.
Патологическая незрелость эмоционально-волевой сферы сочетается с недостаточным уровнем знаний и бедностью представлений. Развитие ребенка в условиях гиперопеки (чрезмерной, излишней опеки) ведет к возникновению у него таких отрицательных черт личности, как отсутствие или недостаточность самостоятельности, инициативности, ответственности. Дети с такой формой ЗПР не способны к волевому усилию, у них отсутствует произвольная форма поведения. Все эти качества, в конечном счете, ведут к тому, что ребенок оказывается неприспособленным к жизни.
Патологическое развитие личности по невротическому типу наблюдается у детей, воспитывающихся в условиях, где царят грубость, деспотичность, жестокость, агрессивность. Данная форма ЗПР часто встречается у детей, лишенных семьи. У них отмечается эмоциональная незрелость, малая активность. Психическая неустойчивость сочетается с задержкой формирования познавательной деятельности.

ЗПР церебрально-органического генеза (минимальная мозговая дисфункция – этот термин был предложен Э.Депффом в 1959 г. для обозначения симптомов, возникающих в результате поражения мозга.) занимает основное место в полиморфной группе задержки психического развития. Дети с данной формой ЗПР характеризуются стойкостью и выраженностью нарушений в эмоционально-волевой сфере и познавательной деятельности. Функциональные расстройства ЦНС накладывают отпечаток на психологическую структуру этой формы ЗПР.
Клинико-психологическую структуру этой формы ЗПР характеризует
сочетание черт незрелости и различной степени повреждения ряда психических функций. Признаки незрелости в эмоциональной сфере проявляются при органическом инфантилизме, а в интеллектуальной — в недостаточной сформированности отдельных корковых функций и в недоразвитии регуляции высших форм произвольной деятельности.
В зависимости от типа соотношения черт органической незрелости и
повреждения ЦНС выделяют два клинико-психологических варианта ЗПР церебрально-органического генеза.

При первом варианте — у детей обнаруживаются черты незрелости эмоциональной сферы по типу органического инфантилизма (негрубые церебростенические и неврозоподобные расстройства, признаки минимальной мозговой дисфункции, незрелость мозговых структур).
Нарушения высших корковых функций имеют динамический характер, обусловленный их недостаточной сформированностью и повышенной истощаемостью. Регуляторные функции особенно слабы в звене контроля.

При втором варианте — доминируют симптомы поврежденности: выраженные церебростенические, неврозоподобные, психопатоподобные синдромы. Неврологические данные отражают выраженность органических расстройств и значительную частоту очаговых нарушений. Наблюдаются также тяжелые нейродинамические расстройства и дефицитарность корковых функций, в том числе их локальные нарушения. Дисфункция регуляторных структур проявляется в звеньях и контроля, и программирования.

ЗПР могут возникать и вследствие иных причин. В зависимости от особенностей проявления задержки психического развития строится
коррекционная работа, речь о которой пойдет дальше.

Л.С.Выготский (1984), называя подростковый возраст одной из самых сложных критических эпох в онтогенезе человека, характеризовал его как период, в котором равновесие, сложившееся в предшествующем детском возрасте, нарушено в связи с появлением мощного фактора полового созревания, а новое ещё не обретено. В этом определении акцентируются два момента, ключевые для понимания биологической стороны проблемы подростковых кризов: роль процесса полового созревания и роль неустойчивости различных физиологических систем, в первую очередь нервной.
Период полового созревания характеризуются повышением уровня гормонов, а это в свою очередь приводит к возбуждению или, наоборот, торможению нервных процессов. Как следствие, у подростка возможны следующие проявления в поведении: частая смена настроения, депрессия, неусидчивость, плохая концентрация внимания, раздражительность, импульсивность, тревога, агрессия и проблемное поведения. Разумеется, биологические факторы (гормональные изменения) не являются определяющими: важное влияние на развитие подростка оказывает среда и, прежде всего, социальное окружение. Подростковый возраст – это пора важных изменений в личности ребенка, при нормальном онтогенезе этот период протекает проблематично во всех отношениях, при дизонтогенезе, в частности при ЗПР, возможны более серьезные нарушения и отклонения.
В случае с ЗПР отмечается недостаточная познавательная активность, которая, сочетаясь с быстрой утомляемостью и истощаемостью ребенка, она может серьезно тормозить их обучение и развитие. Так, быстро наступающее утомление приводит к снижению работоспособности, что проявляется в трудностях усвоения необходимой для развития информации.
Подростки с ЗПР могут допускать срывы в своем поведении. Они трудно входят в рабочий режим тренировочного занятия, могут вскочить, пробежаться по гимнастическому залу, задавать вопросы, не относящиеся к данному уроку. Быстро утомляясь, одни дети становятся вялыми, пассивными, не работают; другие — повышенно возбудимы, расторможены, двигательно беспокойны, очень обидчивы и вспыльчивы. Для вывода их из сложных состояний
требуется время, особые методы и большой такт со стороны педагога.
Для детей и подростков с ЗПР характерна, главным образом, недостаточная зрелость аффективно – волевой сферы. С одной стороны – они повышенно – внушаемы и импульсивны, а с другой – обнаруживают незрелость высших форм волевой деятельности, склонность идти по пути наименьшего сопротивления, невыработонность собственный запретов, подверженность отрицательным внешним влияниям. Все эти критерии характеризуют низкий уровень критичности, незрелость, неспособность адекватно оценить ситуацию, а вследствие этого у детей с ЗПР не возникает тревожности. Спровоцировать эту тревожность у ребенка, и есть первая методологическая задача педагога.
Подводя итог можно сделать следующие выводы. Подростки с ЗПР характеризуются нарушениями поведения по типу психической неустойчивости и расторможенности влечений. Эта эмоциональная поверхность легко приводит к конфликтным ситуациям, в разрешении которых недостает самоконтроля и самоанализа. Наблюдается беспечность в отношениях, вследствие отрицательных поступков, недооценка драматичности, сложности ситуации. Подростки могут легко давать обещания и легко забывать о них. У них отсутствуют переживания при неудачах в учебе. А слабость учебных интересов выливается в дворовые игры, потребность в движении и физической разрядке. Из этой данности, корректор имеет шанс создать некую спекуляцию, предназначенную заманить пациента в поле своего авторитета. При этом необходимо продемонстрировать функциональные возможности, значительно превосходящие возможности выбранного субъекта или группы.
Однако есть проблема: таких подростков отличает завышенная самооценка, при низком уровне тревожности, неадекватный уровень притязаний - слабость реакции на неуспехи, преувеличение удачности. Учитывая этот фактор, результат зависит исключительно от опыта педагога и его способности к иллюзионизму.
Однако, в дальнейшем, решающую роль начинает играть сам процесс совместной физической деятельности, подтверждая мнение о благоприятной роли активных психофизических состояний в профилактике декомпенсации поведения. В условиях сбалансированного обучения асинхрония развития, свойственная психическому инфантилизму, в значительной мере сглаживается за счет целенаправленного формирования, как личностных свойств, так и навыков произвольной деятельности.
Вот небольшое эссе, которое мне хотелось бы отразить в ходе прослушивания курса «Психоанализ и психотерапия в истории культуры. (В рамках модуля: «История и методология историко-культурных исследований»), читаемого Александром Иосифовичем Сосландом.

Использованная информация:
А.И. Сосланд. Курс «Психоанализ и психотерапия в истории культуры. (В рамках модуля: «История и методология историко-культурных исследований»).РГГУ, 2008.
Актуальные проблемы диагностики задержки психического развития детей /Под ред. К.С.Лебединской. - М., 1982.
Выготский Л.С. Собрание сочинений. В 6-ти т. - М., 1983. - Т. 5.
Дети с задержкой психического развития. /Под ред. Т.А.Власовой, В.И.Лубовского, Н.А.Цыпиной. - М., 1984.
Лебединский В.В. Нарушения психического развития у детей. - М., 1985.
Психологический словарь /Под ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского. - М., 1990.
Ремшмидт. Х. Подростковый и юношеский возраст. Проблемы становления личности. – М. 1994г.
Сухарева Г.Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста (клиника олигофрении). -М.: Медицина, 1965. -337с.
Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция. / Лебединский В. В. – М., 1990г.
Крэйг Г. Психология развития. – СПб.: Изд-во “ Питер”. 2000.-992с.: ил.- /Серия “Мастера психологии”/.

 
Форум » разное » разное » Педагогика и психология в современной культуре. (Психокоррекция и элемент «make».)
Страница 1 из 11
Поиск: